x
Присоединяйся к нам
01/02/2016


Предпринимательству зеленый свет? Как выживает малый и средний бизнес в Молдове

Предпринимательству зеленый свет? Как выживает малый и средний бизнес в Молдове

Комментарии   |   Содержание выпуска



На данный момент 95,5% предприятий нашей страны это сектор малого и среднего предпринимательства (МСП). И пусть, по последним статистическим данным, сектор обеспечивает 71% рабочих мест и всего 31,8% прибыли, однако именно развитие МСП является важнейшим фактором обеспечения устойчивого развития экономики. Как на данный момент развивается малый и средний бизнес в Молдове? Какие тенденции характерны для сектора в период кризиса?

Олег ОНИЛА

Не благодаря, а вопреки

Основа рыночного государства — предпринимательство, и понятно, что его поддержка и развитие являются той базой, благодаря которой держится стабильность общества. Пусть средние, малые и микропредприятия не отчисляют в госбюджет таких налогов и сборов, как крупные и средние, но, именно благодаря им производится значительная часть продукции и услуг, обеспечивается занятость населения и в конечном счете социальная стабильность. Но почему же эти прописные истины понятны не всем, и зачастую политика государства отнюдь не способствует развитию малого и среднего бизнеса? Почему сектор МСП до сих пор развивается не столько благодаря государственной политике, сколько вопреки ей? Множество заявлений о его поддержке остаются лишь на бумаге, а реально предпринимательство едва выживает.

Помимо общих негативных факторов, характерных для нынешней ситуации (снижение ликвидности, неплатежи, низкая инвестиционная активность), стоит отметить некоторые специфические, вредящие малому бизнесу:

  • резкое сокращение доступа к финансовым возможностям;
  • сокращение оборотных средств и урезание издержек из-за высокой зависимости МСП от внутреннего спроса (сокращение объема выпуска продукции, сокращение сотрудников, приостановка проектов развития и расширения деятельности);
  • приостановка схемы «предоплата за продукцию — отгрузка» из-за снижения возможности привлечения заемных средств для закупок;
  • уход в теневой сектор малых предприятий, сокрытие доходов для высвобождения дополнительных средств, а вследствие этого увеличение риска излишнего административного давления и роста коррупции.

В настоящий момент ситуация относительно развития МСП и экономики страны в целом очень непростая. Юлия Ябанжи, генеральный директор Организации по развитию малых и средних предприятий Молдовы(ODIMM), констатирует, что хотя подписание Соглашения об Ассоциации и DCFTA предоставляет деловой среде многочисленные возможности для улучшения качества продукции и проникновения на рынок ЕС, предприятия из сектора МСП недостаточно подготовлены к этому. «Для этого необходимы финансовые и человеческие ресурсы, время, партнеры и экономическая стабильность, — говорит она. — Из общего числа МСП наибольшую долю занимают микропредприятия (75,6%), где средняя численность сотрудников составляет всего 6 человек. Кроме того, экономическая активность МСП относительно низкая в сравнении с другими странами. Несмотря на то, что за последние 5 лет их число увеличивается с каждым годом, отмечается уменьшение количества сотрудников и дохода от продаж».

Если судить по тому, с какими результатами малые и средние предприятия окончили 2014 г., еще в докризисное время, то заметно, что лишь 45% предприятий получили прибыль, а большинство оказалось в убытке. Понятно, что или многие МСП в предбанкротном состоянии, или просто уходят в тень. А 2015 и 2016 годы могут оказаться еще хуже.

Сейчас в стране зарегистрировано более 52 тыс. малых и средних предприятий. Однако Еужен Рошковану, председатель Ассоциации малого бизнеса, говорит, что годами одна треть малого бизнеса лишь фигурирует в статистических отчетах, не существуя фактически. Статистика, по его мнению, не всегда достоверно отражает действительность. Единственное, что реально и ощутимо для МСП: неумолимо растут штрафы и налоги. Налогов стало больше на несколько процентов, а штрафы выросли по сравнению с 1995 г. более чем в 360 раз (тогда впервые были запланированы в бюджете сборы от штрафов). И эти поборы совершаются как раз в тот момент, когда МСП уже давно не получают существенной прибыли, а выживают (уже с 2013 г. инвестиции сокращаются). «Можно было бы сказать, что тенденции как бы хорошие, если бы не ощутимое снижение интереса инвесторов к Молдове и планетарное в масштабах страны воровство. Снижаются основные показатели, но растут те, что отражают рост коррупции и нестабильности, неадекватности делового климата. Малый бизнес всегда живет надеждой и пробивается, как зеленый росток через асфальт стагнации и отсутствия реформ», — полагает Еужен Рошковану.

У нас сложно делать какие-то выводы, основываясь только на формальных признаках, допустим, только на статистических данных, как это характерно для стран с развитой экономикой. Вадим Дрелинский, председатель Ассоциации предпринимателей и работодателей Молдовы (АПРМ), полагает, что, с одной стороны, правительство и Парламент всячески поддерживают развитие сектора МСП. «Если проанализировать принятые законы и нормативные акты, — говорит он, — то в целом они носят позитивный характер и способствуют улучшению позиций нашей страны в авторитетных международных рейтингах». Если, к примеру, проанализировать ежегодный доклад Всемирного банка Doing Business, который оценивает простоту осуществления предпринимательской деятельности, в том числе нормативные акты, регулирующие деятельность МСП, то прогресс налицо (наибольший в области регистрации предприятий). С другой стороны, давайте сравним эти данные с показателями других рейтингов. Например, 93 место из 102 в рейтинге мировой коррупции, которое проводит The World Justice Project, анализирующая показатели по 8 ключевым областям: ограничение полномочий институтов власти; отсутствие коррупции; порядок и безопасность; защита основных прав; прозрачность институтов власти; соблюдение законов; гражданское правосудие и уголовное правосудие.

При этом почти треть экономики Молдовы находится в теневом секторе (28%), по официальным данным. Так что зарегистрировать предприятие в стране несложно. Вопрос в том, что делать малому предприятию дальше, чтобы не нужно было уходить в тень.

Молдавская специфика сектора МСП в том, что у нас существует огромный пласт самозанятых граждан, которых сложно назвать по-настоящему предпринимателями. Формально в статистических данных они обозначены как микропредприятия. По словам Татьяны Ларюшиной, доктора экономики, эксперта IDIS Viitorul, предприниматель — это человек, ориентированный на максимизацию прибыли, и многие представители среднего бизнеса — достаточно успешные люди, создающие высокую рентабельность своих предприятий и качественные рабочие места. Но большинство граждан, занятых в секторе МСП, руководствуются иной мотивацией: они ориентированы на выживание, для них предпринимательская деятельность — зачастую уход от безработицы. Есть также масса самозанятых граждан, работающих по патентам, без регистрации юридического лица. «Поскольку у этих целевых групп разная мотивация, соответственно, нужен диверсифицированный подход в решении проблем этого сектора, — полагает эксперт. — Во время кризиса государство может брать на себя функцию поддержки, если предприниматели не самоорганизовались в профильные ассоциации. Пока же предприниматель у нас поставлен в такие рамки, что, выплачивая все налоги, он рискует лишиться своего бизнеса. Не сможет наше государство привлечь и удержать инвесторов и порядочных бизнесменов до тех пор, пока бизнес-среда будет столь «токсична» и непривлекательна. Наша экономика и ее активность, по сути, долгое время держались за счет заграничных переводов, и как символ всего этого — молдавские села, где налицо картина разрухи, заросшие бурьяном сельские примэрии, а вокруг — банкоматы. Теперь ситуация полностью изменилась, и кризис заставил многое переосмыслить».

По мнению Екатерины Барбарошие, доктора экономических наук, доцента кафедры экономики Академии публичного управления, именно малые предприятия могут и должны вывести страну из кризиса, но, конечно, для этого органы государственной власти как на местном, так и на центральном уровне должны всемерно помогать развитию сектора МСП. У малых и средних предприятий есть определенные преимущества по сравнению с крупными:

  • близость к местным рынкам;
  • приспособленность к запросам клиентуры (гибкость);
  • возможность производства малых партий изделий и товаров;
  • исключение лишних звеньев управления (минимальный аппарат способствует быстрому принятию решений).

Их развитие способствует развитию конкурентной среды:

  • созданию дополнительных рабочих мест;
  • насыщению рынка товарами;
  • экологически чистому производству;
  • использованию местного сырья и рабочей силы в малых городах и поселениях.

Регулирование

С точки зрения процедурной части, открыть бизнес в Молдове сейчас стало очень просто, и происходит это достаточно быстро, без лишних проволочек. Но что дальше? Ведь, открывая новый бизнес, предприниматель сталкивается с массой разнообразных проблем. Справляется ли государство со своей функцией регулятора?

Законодательство в Молдове прогрессивное, полагает Татьяна Ларюшина, однако в плане его исполнения существует множество проблем. Реформы измеряются уровнем доверия к ним бизнесменов. При инвестировании в какие-либо проекты бизнесмен в первую очередь оценивает риски, связанные с теми или иными реформами. Снижение инвестиционной активности можно расценивать как индикатор уровня доверия к реформам и политике, проводимой властями в бизнес-сфере. Антикризисная политика государства на данный момент ориентирована на крупные предприятия — им проще помогать, а МСП остаются как бы не удел. А поскольку крупный бизнес и политика срослись, то, соответственно, олигархи диктуют свои правила ведения бизнеса и политики. «Когда говорят о МСП, то всегда упоминают сектор в контексте основы для экономики страны, но в итоге мы видим людей, «по уши» погрязших в кредитах, не видящих выхода из этой кабалы, — говорит эксперт. — А как только бизнесмен добивается процветания, у него могут просто отобрать бизнес. Почему сегодняшняя среда чаще создает безработных людей, чем успешных стартаперов? Потому что у нас очень «токсичная» деловая среда:

  • тяжелое налоговое бремя;
  • отсутствие доступа к финансированию;
  • непомерная ставка по кредиту;
  • отсутствие доступа к рынкам;
  • нелояльная конкуренция;
  • несоблюдение авторских прав;
  • открытость инсайдерской информации».

Нельзя сказать, что исполнительная и законодательная власти ничего не предпринимают. В Молдове есть и стратегия, и план действий по развитию МСП, множество других документов. Есть даже новый проект Закона о малом бизнесе. Но, по словам Еужена Рошковану, очевидно, чиновники почему-то не рискуют внедрять необходимые реформы и выполнять взятые обязательства даже по Соглашениям об ассоциации и свободной и углубленной торговле с ЕС, где подчеркнута необходимость развития малого и микробизнеса. В прошлом году исполнился год со дня ратификации Соглашений. «Казалось, чего еще желать? Но, очевидно, многих чиновников устраивает, что сектор МСП остается в роли гадкого утенка: никого он не беспокоит, и всегда можно говорить о необходимости его развития. Сказывается непробиваемость нашей бюрократии. Некоторые так называемые эксперты хвастаются, что знают наизусть, как «Отче наш», Соглашение о свободной и углубленной торговле с ЕС, и всерьез говорят, что провели 10 тыс. семинаров по данной теме. Но воз и ныне там. Более того: предприниматели начали смотреть на все это с явным недоверием».

Андрей Криган, генеральный директор Ассоциации деловых людей Молдовы (АДЛМ), отмечает, что сейчас происходит серьезное давление на бизнес со стороны контролирующих органов. Необходимость реформы в этом плане очевидна. Исчезнет ли это давление в этом году, пока неясно. Налоговики готовят новый Налоговый кодекс, но, по мнению эксперта, в 2016 г. он не будет введен. Все зависит от того, как разрешится политический кризис, каков будет состав правительства, и насколько у него будет широкая поддержка как в политическом, так и в социальном плане. Если поддержка будет, то, возможно, мы увидим кардинальные изменения в налоговой политике. Ведется также текущая работа в отношении поддержки сектора МСП, правда, неясно, будут ли эти нововведения способствовать выходу компаний из тени. В Минэкономики, к примеру, недавно обсуждался вопрос патентов, целесообразность их введения, ослабление налоговой политики в этом сегменте, возможное уменьшение налогового сбора для микропредприятий. Есть ряд инициатив, например, о поддержке компаний, принимающих на работу молодых специалистов, и многое другое.

На данный момент в отношении аграрного сектора существуют несколько инициатив по поддержке донорами организации сельского хозяйства. Также аграриям обещали введение единого налога, но пока ничего не сдвинулось с мертвой точки. Непонятная ситуация с налогообложением может вообще добить сектор, ведь для аграриев 2015 г. был одним из сложнейших в истории. Юрий Фала, исполнительный директор ассоциации Moldova-Fruct, говорит, что тот запас прочности, который был создан в прошлые годы, исчерпался в 2015 г. Соглашение об ассоциации с ЕС обязывает быстрыми темпами модернизировать наше сельское хозяйство. Но сделать это аграрии пока не в состоянии, т. к. для этого нет денег. Ведь модернизация требует постоянных капиталовложений для внедрения новых технологий. Они нужны для достижения высоких стандартов производства и качества продукции, причем не только для рынка ЕС. У аграриев сейчас нет доступа к долгосрочному кредитованию, да и сама отрасль нуждается не столько в кредитовании, сколько в субсидировании и налоговых льготах. В 2015 г., например, аграрии ожидали, что на 5 лет будет установлен мораторий на налог на прибыль, но этого так и не произошло.

Международный и местный опыт

Представляет интерес опыт развитых стран в области поддержки предпринимательской деятельности. Екатерина Барбарошие отмечает, что в большинстве развитых стран успешному функционированию МСП способствует господдержка, хотя критерии отнесения предприятий к МСП в разных странах отличаются. Например, в США существуют множество доступных источников рискового венчурного капитала и льгот, из которых можно выделить:

  • целенаправленное безвозвратное субсидирование из бюджета через предоставление льготных займов и заключение контрактов на разработку новой продукции и технологии. Размеры займов обычно не превышают $150 тыс., максимальная ставка — 7% (на срок до 6 лет на текущие нужды, до 20 лет — на приобретение оборудования, земельной собственности и строительство и др.);
  • привлечение частного капитала к финансированию инновационной деятельности МСП. Венчурные фонды становятся акционерами мелких инновационных компаний, и в зависимости от доли своего участия (редко более 50%) имеют право на получение прибыли;
  • льготные условия налогообложения МСП (прежде всего, инновационного) с учетом его специфических потребностей. Малым предприятиям разрешено использовать метод ускоренной амортизации (списывать стоимость основного капитала неравными частями или единовременно в течение амортизационного периода).

В Японии стимулирование развития МСП осуществляют при помощи займов, кредитных гарантий, налоговых льгот, обучения кадров и облегчения доступа к информации. Предприятиям предоставляется безвозвратная финансовая помощь только на осуществление научно-технических программ. Значительно шире, под льготный процент, предоставляют займы на осуществление проектов, связанных с разработкой новых видов продукции и технологий, развитием экономики отдельных регионов, содействием производственной и технической кооперации между предприятиями МСП. Национальная финансовая корпорация Японии через сеть из 500 торгово-промышленных палат ежегодно выдает займов на сумму около 500 млрд иен.

В европейских странах интересы малого бизнеса представляют, как правило, специальные отделы или департаменты в рамках минэкономики или министерства торговли и промышленности. Так, например, в Великобритании создана Служба мелких фирм, оказывающая помощь МСП в организации собственного дела, получении кредитов, заключении договоров и контрактов, обучении кадров и консультировании. У службы есть местные отделения по всей стране. Большое внимание уделяется подготовке кадров для МСБ, созданы многочисленные школы бизнеса, где слушатели изучают общие проблемы экономики и основы создания собственного дела. В Германии финансовая поддержка МСП оказывается через Банк кредитных гарантий и региональные кредитные корпорации. С 1990 г. осуществляется Федеральная программа субсидирования мелких и средних фирм, предусматривающая повышение в них доли собственных средств.

Конечно, Молдова не располагает такими финансовыми и кадровыми ресурсами, как развитые страны, но уже есть и свои наработки в области поддержки МСП. Юлия Ябанжи отмечает, что льготный режим для предпринимательства наиболее ощутим в свободных экономических зонах (СЭЗ) или промышленных парках (ПП). В СЭЗ льготы распространяются вплоть до освобождения от налога на прибыль. ПП предоставляют базу с развитой инфраструктурой. IT-компании, например, чьи доходы более чем на 50% формируются за счет продажи разработанного ими ПО, освобождены от уплаты налога на прибыль в течение последующих 5 лет. Также на территории Молдовы создаются бизнес-инкубаторы, в которых многие начинающие предприниматели могут встать на ноги. В основном господдержка МСП связана с финансированием (полным или частичным) малых предприятий через реализацию различных программ. При этом финансовую поддержку осуществляет ODIMM через льготное кредитование, гранты и компенсации, а также через финансирование развития инфраструктуры при создании бизнес-инкубаторов и обучение предпринимательским навыкам для обеспечения эффективного управления бизнесом.

Государственная финансовая поддержка малых предприятий должна быть дифференцированной по направлениям:

  • начинающие предприниматели, развивающиеся и устойчиво работающие малые предприятия;
  • региональное развитие;
  • формирование конкурентной среды и демонополизация производства;
  • развитие промышленности;
  • импортозамещение и содействие экспорту отечественных товаров;
  • развитие инноваций;
  • обеспечение занятости населения и осуществление подготовки кадров.

Данные аспекты должны учитываться как при разработке государственных и донорских программ по поддержке малого и среднего бизнеса, а так и в инвестиционных проектах, инициируемых МСП.

Финансовые ресурсы

Хищения, которые происходили в банковской системе в конце 2014 г., непосредственно повлияли на развитие молдавского финансового рынка в течение всего прошлого года. Проблемы в ней привели к обесцениванию лея по отношению к доллару и спровоцировали рост инфляции (годовой уровень вырос почти в 3 раза). Для укрепления национальной валюты и стабилизации ситуации на валютном рынке НБМ был вынужден применить инструменты денежно-кредитной политики, увеличив базовую ставку до 19,5%, процентные ставки по кредитам овернайт до 22,5, депозитам овернайт до 16,5, а норму обязательных резервов до 35%. Поддерживая эту жесткую монетарную политику, НБМ негативно повлиял на ликвидность банков и в целом на экономику. В период с января по ноябрь 2015 г. портфель банковских кредитов, выданных в национальной валюте, снизился на 6,7%, с 23,96 млрд до 22,36 млрд леев, а портфель кредитов, выданных в иностранной валюте, снизился на 9,94%, с 18,2 млрд до 16,4 млрд леев. Доля кредитов для юридических лиц в ноябре 2015 г. стала на 1,41 п. п. ниже, чем в январе.

Юлия Ябанжи отмечает, что от результатов всех событий на финансовом рынке пострадали в первую очередь предприниматели. Из-за увеличения ставок по кредитам в национальной валюте и роста курсов валют для сектора МСП был ограничен доступ к финансированию. Повышенные ставки по кредитам заставили предпринимателей ждать лучших времен для кредитования и развития новых проектов, и такая неопределенность в экономике очень негативно влияет на ее развитие.

Вообще вопрос, как решить проблему доступности леевых кредитов для бизнеса, достаточно актуальный. Андрей Криган обращает внимание, что Нацбанку пришлось ужесточить условия кредитной ставки, т. к. других инструментов у него попросту нет. Но дело в том, что у инфляции в Молдове на самом деле не монетарные причины, а девальвация лея связана со снижением экспорта. В текущем году ситуация не улучшится из-за нарастающей инфляции. Для аграриев, например, есть риски остаться вообще без кредитования, а значит, без перспектив роста. «2016 г. будет ключевым годом, когда потребуются значительные изменения, чтобы в 2017 г. почувствовать улучшение, — считает директор АДЛМ. — В некоторых отраслях производства рентабельность приблизится к нулю из-за падения покупательной способности. Это больше всего затронет отрасли, ориентированные на внутренний спрос, а также импортеров. Этот год будет серьезным испытанием для сектора МСП, предпринимателям предстоит удержаться на плаву. Если же будет финансирование больших проектов наподобие реконструкции дорог и т. п., то будет легче и малому бизнесу, т. к. крупные компании часто дают подряды более мелким».

«Сектор МСП ждет продолжение программ для начинающих предпринимателей, льготных условий для начала бизнеса, более доступных кредитов. Внутренних ресурсов пока нет, неоткуда их изыскивать. Также многое зависит от ситуации в российской экономике: если будут сокращаться рабочие места для гастарбайтеров, они станут возвращаться домой, что отразится на росте безработицы в Молдове», — полагает Андрей Криган.

То, что в страну не идут инвестиции, замечено уже давно. Еужен Рошковану связывает это с отсутствием политической стабильности. Все местные программы поддержки МСП зависят от иностранной помощи. В стране нет денег по многим причинам. С одной стороны, утверждается, что за короткий период с 2009 по 2014 гг. Молдове была оказана помощь в сумме 2,4 млрд €, а с другой стороны, те же предприниматели спрашивают: «А где деньги?» Также отмечается парадокс: существует огромное количество грантов для развития разных отраслей бизнеса и поддержки бюджета. Но ЕС заморозил их именно из-за политической нестабильности и коррупции. Возникает вопрос: виноваты ли МСП, что несколько политиков и олигархов обчистили банки и казну, и уместно ли коллективное наказание страны? Не лучше ли направлять помощь напрямую в районы и села, минуя не транспарентный центр?

На самом деле у тех из предпринимателей, которые хотят участвовать в различных грантовых программах, есть такая возможность по линии ЕБРР, ЕС и других доноров, отмечает Вадим Дрелинский и говорит: «Проблема, скорее, в отсутствии системного информирования о возможностях получения грантов и различных формах работы на зарубежных рынках. Например, по условиям Соглашения об ассоциации с ЕС, молдавские предприятия имеют право участвовать в тендерах на выполнение поставок и услуг для госструктур во всех странах ЕС. Многие ли из молдавских предприятий знают об этом? Удивляются даже самые продвинутые, работающие в секторе IT». Здесь нужен комплексный подход к информированию о возможностях и предоставление консультационных услуг для МСП, которые хотят выйти на рынки ЕС.

Приоритетные секторы

На самом деле кризис влияет негативно не на все малые предприятия. Есть малый бизнес, для которого ущерб может быть либо минимальным, либо даже есть возможности роста. Чаще всего это предприятия, предоставляющие недорогие услуги населению, производящие недорогую продукцию массового спроса, не использующие в своей работе заемные средства, а также связанные с государством (или с местным самоуправлением) заказами и административной поддержкой. МСП в основном ориентированы на удовлетворение потребностей населения и предприятий, действующих внутри страны. Чаще всего это сектор услуг. К примеру, растет спрос на микрокредиты и прочие виды быстрых услуг. Для малого бизнеса в принципе не требуются большие кредиты, эта сфера мобильна, гибка, легче приспосабливается к изменяющимся условиям рынка.

Стоит отметить, что структура МСП, с точки зрения основных сфер деятельности, относительно постоянна. Наиболее распространенные сферы деятельности: оптовая и розничная торговля — 39,2%, сделки с недвижимостью — 18,3, перерабатывающая промышленность — 9,1%. В меньшей степени предприниматели предпочитают развивать свою деятельность в таких сферах, как электроэнергия, газ и вода, строительство, гостиницы и рестораны.

Согласно исследованию, проведенному в 2015 г. экспертами Всемирного Банка (ВБ) «Сегментация МСП», в Молдове существуют отрасли с потенциалом роста и возможностью проникновения на новые рынки. Среди них можно выделить:

  • продукты питания и напитки;
  • легкая промышленность, одежда и изделия из кожи;
  • резина и пластик;
  • минеральные продукты;
  • химическая и фармацевтическая продукция;
  • компьютеры;
  • электронные и электрические изделия;
  • услуги компьютерного программирования.

Юлия Ябанжи отмечает, что, согласно данному исследованию, в настоящее время эти отрасли в своем развитии сталкиваются с различными препятствиями:

  • высокими затратами финансовых ресурсов;
  • отсутствием знаний по процедурам выхода на внешние рынки, а также требований по необходимым стандартам;
  • недостатком знаний в реализации исследования рыночной деятельности и продвижении продукции, а также общение с иностранными партнерами.

Для восстановления потенциала и проникновения на зарубежные рынки указанные секторы нуждаются в доступе к финансовым ресурсам и в развитии навыков и знаний ведения бизнеса. Учитывая способность малых предприятий быстрее реагировать на изменения рыночной конъюнктуры, директор ODIMM отмечает, что за последние 5 лет рентабельность различных отраслей экономики изменилась. Если в 2009 г. наиболее рентабельны были предприятия в сфере торговли, то по результатам 2014 г. ею оказалась сфера сельского хозяйства. Следует отметить, что предприятия обрабатывающей промышленности за весь 5-летний период стабильно занимают второе место.

Вадим Дрелинский отмечает, что традиционно по рентабельности лидирует IT-сектор и те предприятия, которые предлагают инновационные услуги, востребованные в других странах. Неплохо идет экспорт сухофруктов и грецких орехов — эти товары традиционно востребованы за границей. Сложнее реализовать первичное сырье — молдавские овощи и фрукты. Мешают высокая себестоимость производства и высокая конкуренция. Раньше часть предпринимателей выживала за счет реэкспорта на восточные рынки: виноматериалы, фрукты и овощи перепродавали в Россию, получая доход за счет налоговых льгот в зоне свободной торговли СНГ. Такой возможности больше нет — восточные рынки частично потеряны, европейские пока не завоеваны. На внутреннем рынке сложности у секторов розничной торговли и общепита, прежде всего, т. к. сократилось число покупателей и посетителей, что связано с понижением покупательского спроса и уровня доходов населения.

Успешность бизнеса зависит не столько от отрасли, сколько от способностей управляющего. «В любой сфере, где не орудуют монополисты под «крышей», малый бизнес может быть успешным, — считает Евгений Рошковану. — Увы, при всем уважении к производителям, которых постоянно обделяют финансированием и поддержкой, торговля была и есть на первом месте. Все доходнее сектор услуг, строительство, сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность. Следует подчеркнуть, что рентабельность зависит от очень многих факторов: от условий рынка, от экономической политики государства (если она есть). Думаю, что говорить в наших условиях об инновациях, применении высоких технологий, это хорошо. Но только поговорить…»

Главное — не мешать!

Ставка на развитие МСП для любого государства может стать решением кризисных проблем: уменьшение безработицы, насыщение рынка недорогой продукцией и обеспечение доступных услуг. Причем в кризис для государства было бы гораздо дешевле просто создать условия (в плане налоговых льгот, дешевых кредитов и пр.) для быстрого подъема сектора МСП, чем изыскивать ресурсы для осуществления различных программ помощи, тем более, когда существуют серьезные бюджетные проблемы, как теперь в Молдове.

Чтобы увидеть перспективы роста всего сектора МСП и компаний аграрного сектора, в частности, по мнению Юрия Фала, нужно соблюдать план развития экономики, в котором четко и ясно написано, что надо делать и как это внедрять. К сожалению, для развития предпринимательства нужна стабильность, уверенность бизнесмена в завтрашнем дне. Откуда же ей взяться, если правила меняются ежедневно?

«Сложно сказать, какие перспективы у сектора МСП, — говорит Вадим Дрелинский. — Пока «пациент скорее жив, чем мертв». Посмотрим, как будет развиваться политическая обстановка, сможет ли правительство провести необходимые антикоррупционные реформы, стабилизировать ситуацию в стране. Пока сектор МСП занял выжидательную позицию».

«Сектор МСП обладает значительным потенциалом для развития и для удовлетворения потребностей, диктуемых мировой экономикой, — говорит Юлия Ябанжи. — Эта уверенность основывается, в первую очередь, на человеческом потенциале, существующем в стране с высокой способностью к работе и оптимизмом, который в самых трудных обстоятельствах помогает предпринимателям осуществлять прибыльную и перспективную экономическую деятельность. Еще одним важным фактором возможностей для передачи технологий и знаний, необходимых для улучшения качества продуктов и услуг, производимых сектором МСП, является подписание Соглашение об Ассоциации и DCFTA». Не в последнюю очередь, стоит отметить консультационную и финансовую поддержку, которую оказывает ODIMM сектору МСП посредством реализации национальных и международных программ.

Татьяна Ларюшина отмечает, что во всех цивилизованных странах в переходный период правительство вычленяет из общества наиболее одаренных в плане бизнеса людей, воспитывает и обучает их для образования новой породы предпринимателей, на которых будет держаться экономика страны. У нас это пока нереально. «По моему мнению, в Молдове нет иного варианта, как развивать малое предпринимательство, и это надо делать буквально с пеленок, — говорит эксперт. — Однако, если вырваться вперед с образовательной реформой и дать отличное образование новому поколению, есть риск, что оно сразу покинет страну в поисках лучшего заработка и более интересных перспектив в приложении своих способностей. Уже теперь талантливая молодежь уезжает в соседнюю Румынию, т. к. там запускаются перспективные стартапы». Все должно развиваться комплексно: кадровая и информационная поддержка МСП, расширение возможностей кредитования, облегчение налогового бремени, сокращение административных барьеров и давления на бизнес.

Стабильность рыночной экономики заключается в развитии частного сектора, в частности, МСП, а для этого нужны реформы, позволяющие изменить деловую инфраструктуру, создать модель, которая будет генерировать конкурентоспособные компании. Если затягивать проведение подобных реформ, то система будет рушиться, чему мы и являемся свидетелями. С учетом того, что на нашу власть давят и обстоятельства, и социальные протесты, и зарубежные партнеры, ей все-таки придется приступить к реальному внедрению реформ это неизбежно, а, соответственно, неизбежно и дальнейшее улучшение бизнес-среды.

 

Читай в февральском номере журнала Business Class! 

наверх ↑

BusinessClass - 2016, №113


Подпишитесь на электронную версию






 Оставьте свои комментарии






* Комментарии не должны содержать нецензурные слова и выражения


code
Отправить


До нового номера 7 дн. 7 час.
BusinessClass 141
Конвертор
Погода
Рынки
 
20.4714
18.0517
0.2354
4.1398
0.6374
23.01.2022
0° -4°
Jan 15
+6° 0°
weather
Jan 16
+6° -1°
weather
Jan 17
+7° -1°
weather
Jan 18
+4° -1°
weather
BBC - Error 502: Bad Gateway * { margin : 0;
Консультанты
Задайте свой вопрос и узнайте мнение специалиста
Опрос
Если бизнес не пойдет?

Ваш вариант ответаАрхив
Отправить
Опрос
Какой бизнес сегодня самый доходный?

Ваш вариант ответаАрхив
Отправить
Опрос
Как сохранить деньги в кризис?

Ваш вариант ответаАрхив
Отправить
Опрос
Где взять деньги для создания бизнеса?

Ваш вариант ответаАрхив
Отправить